Архив за сентября, 2006

Йом-Киппур

Вторник, сентября 19, 2006

Йом-Киппур - буквально «день прощения» - термин средневековой раввинистической литературы; в Пятикнижии и Талмуде, иом hа-киппурим; в мидрашах иногда, киппур; русское название День искупления, Судный день) в еврейской традиции – самый важный из праздников, день поста, покаяния и отпущение грехов.
Отмечается в десятый день месяца тишрей и является знаменательным завершением десяти дней покаяния.
Связанные с Йом-Кипуром запреты и порядок богослужения во Втором храме детально рассматривают Вавилонский и Иерусалимский Талмуды, посвящая им особый трактат, Иома. Много места отведено этому и в барайтах. В основных чертах ритуал отвечал предписаниям, содержащимся в книгах Левит и Числа. За неделю до Йом-Кипура первосвященник, сопровождаемый торжественным шествием иерусалимской знати, коhенов и левитов (см. Леви), покидал свой дом и уединялся в одном из отделений Храма, где готовился к сложному богослужению. Сам отправляя в Йом-Кипур всю храмовую службу, он пять раз менял одеяние (облачаясь в золотое для обычных, а в льняное белое - для особых жертвоприношений, при которых он произносил вслух подлинное имя Бога: Яhве), каждый раз совершая ритуальное омовение. В ходе службы первосвященник – единственный раз в году – входил в Святая Святых, где воскурял фимиам, опрыскивал завесу, отделяющую ее от других частей Храма, кровью жертвенных животных и молился за благоденствие народа. По выходе он читал во всеуслышание отрывки из Торы, касающиеся ритуала Йом-Кипура. Все присутствующие при богослужении провожали его на исходе дня домой, где он праздновал с друзьями «благополучный выход из святилища» (Иома 7:4), пребывание в котором считалось опасным для жизни. В многочисленных аггадич. сказаниях отражена атмосфера таинственности и священного страха, которая окружала вход первосвященника в Святая Святых и его пребывание там (см., напр., Иома 39б и Там. 3:8).
Согласно Талмуду, «изнурение души» подразумевало пять запретов: на прием пищи и питья, умывание, умащение тела, ношение кожаной обуви и супружескую близость (Иома 8:1). Опасность для жизни (см.Пиккуах-нефеш) отменяет установленные для Йом-Кипура запреты. Йом-Кипур – единственный из великих праздников, не отмечаемый в диаспоре в течение двух дней, а по правилам еврейского календаря он никогда не приходится на пятницу или воскресенье.
Главную роль в литургии Йом-Кипура играют многократно повторяемые формулы исповеди и раскаяния в грехах (в молитвах кануна и дня Йом-Кипура краткая формула – Ашамну – повторяется 11, а расширенная – Ал хет – 9 раз) и многочисленные пиюты, слихот и тхиннот (многие из которых написаны на идиш для женщин, малосведущих в иврите), вклиненные в канонизированные разделы молитв. Многие молятся весь день стоя.
Хотя еврейские законоучители, мыслители и моралисты всегда предпочитали глубокую, искреннюю веру и истинную преданность Богу продолжительным молитвам, именно в молитвах Йом-Кипура находит выражение представление о величии этого дня.

Белая одежда
Принято надевать в Йом Кипур белую одежду. Белую – поскольку такую одежду носят ангелы, служащие Всевышнему.
Чаще всего одевают поверх одежды китель – белый халат, похожий на саван. Он напоминает о дне смерти и необходимости раскаяния.
Китель не украшают золотом, чтобы оно не напоминало об истории с «золотым тельцом», но его принято расшивать серебром.
Вечером в Йом Кипур молятся, облачившись в талит. Поскольку в темное время суток нельзя произнести благословение на талит, его необходимо надеть еще раз днем.

Мелодия Кол Нидре
Широко известная мелодия Кол Нидре, одна из наиболее величественных в еврейской литургии, используется только в ашкеназских общинах. У сефардов и восточных евреев нет единой, типичной для Кол Нидре мелодии; каждая община имеет свой, следующий местной музыкальной традиции напев. В общине Карпантра Кол Нидре произноситься шепотом.
Существование особой мелодии для Кол Нидре впервые упоминается в одном из трудов пражского ученого 16-17 веков М. Яффе, который говорит о ней как об «издавна сложившейся». А. Ц. Идельсон считает, что именно эта мелодия и стала традиционной в ашкеназских общинах, что она, по-видимому, зародилась на юго-западе Германии между 1430 и 1550 и содержит элементы как синагогального пения, так и музыкального наследия миннезингеров. С музыкологической точки зрения, мелодия Кол Нидре представляет собой гармоничное сцепление стилистически близких мотивов молитвенного мелоса так называемых Великих праздников (Рош-hа-Шана и Йом-Кипур). Она открывается торжественной силлабически построенной «прокламацией», за которой следуют глубоко прочувствованные мелодичные фразы и виртуозные рулады. Из множества интерпретаций и обработок мелодии Кол Нидре для солиста и хора особой популярностью пользуются обработки И. Розенблата и Я. Пирса. Из обработок для вокального и оркестрового исполнения особенно интересны произведения Ш. Секунды (1890 – 1974) для солиста и хора (традиционное), немецкого композитора М. Бруха (концерт для виолончели и оркестра, оп.47, 1880), А. Шенберга (концерт для чтеца, хора и оркестра, оп. 39, 1938) и М. Кастельнуово-Тедеско (для виолончели и фортепиано, не опубликовано).